Accueil | Actualités | Médias | Дэвид Петреус, бывший глава ЦРУ, а теперь медиа-магнат на Балканах. Полное расследование
Pub­lié le 15 mars 2018 | Éti­quettes :

Дэвид Петреус, бывший глава ЦРУ, а теперь медиа-магнат на Балканах. Полное расследование

Это расследование проведено на Балканах в последнем квартале 2017 года специально для Обсерватории журналистики. Профинансировали его наши читатели.

Головокружительная карьера Дэвида Петреуса - от главнокомандующего международными силами в Ираке и в Афганистане, директора ЦРУ, до руководителя финансового гиганта KKR и медиа-магната, воплощает в себе новую форму власти: военно-разведывательно-финансово-медийную.

Казалось, карьера Петреуса резко оборвалась в 2012 году, когда сексуальный скандал вынудил его уйти из ЦРУ. Отягчающим обстоятельством для четырехзвездного генерала стала ложь в ходе следствия, но особенно – выдача госсекретов своей любовнице. Приговор – два года лишения свободы условно и 100 000 долларов штрафа – сущий пустяк по сравнению с аналогичными случаями, например, с делом Эдварда Сноудена, утверждающего, что разгласил куда менее конфиденциальную информацию.

Однако Петреус оправится. Через шесть месяцев после скандала его примут на работу в гигантский инвестиционный фонд “Kohlberg, Kravis, Roberts & Co. L. P.” (KKR) на пост главы недавно созданного Глобального Института.

Варвары с Уолл-Стрит

В 1970-х и 80-х годах компания KKR была первопроходцем LBO (Leveraged Buyout), или «выкупа на заемные средства» – завладения предприятиями за счет привлечения большого кредита. Изобретателя данной концепции, Джерома Кольберга, скоро начнет беспокоить «подавляющая жадность, пронизывающая деловую жизнь» и он покинет созданный им фонд, оставив лишь первую букву К в аббревиатуре. После его ухода второе K, Генри Крэвис, расширил операции ЛБО настолько, что принес KKR нелестное прозвище «варвары с Уолл-Стрит». Их ЛБО-поглощение табачного гиганта “RJR Nabisco” даже легло в основу книги-бестселлера и фильма «Варвары у ворот» (“Barbarians at the Gate”). Они останутся чемпионами в этом методе, хотя он часто приводит к дроблению или даже к банкротству поглощенных компаний - как было в случае их другого знаменитого ЛБО-поглощения “Energy Future Holdings”. Такой же метод применяет сейчас и французский медиа-магнат Патрик Драи, построивший свою империю на основе колоссальной задолженности.

В конце 2016 года Дональд Трамп рассматривал кандидатуру Петреуса на пост главы американской дипломатии, но тот предпочел остаться в KKR, уже в качестве партнера. Крэвис и Петреус являются также членами Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) и постоянными участниками заседаний Бильдербергского клуба. По данным газеты “Jerusalem Post” Крэвис занимает 38-е место в списке богатейших евреев мира.

Вторжение начинается

Перейдя в мир бизнеса, бывший госслужащий сразу проявил себя, расширив и без того впечатляющий портфель KKR. Тогда, в 2013 году, фонд направил свои первые прямые инвестиции в Восточную и Центральную Европу на покупку медийной компании “United Group” (SBB/Telemach). Объем сделки не раскрывался, но, по оценкам, он превысил один миллиард евро. “United Group” объединяла крупнейших интернет-провайдеров и операторов кабельного и спутникового телевидения бывшей Югославии, охватывающих почти два миллиона пользователей:

  • SBB (Serbia Broadband) – крупнейший оператор кабельного телевидения и интернет-провайдер Сербии с 700.000 пользователей;
  • Telemach – ведущий оператор кабельного телевидения и интернет-провайдер в Словении и Боснии и Герцеговине (БиГ);
  • Total TV – ведущая сеть спутникового телевидения в Сербии, охватывающая все шесть стран бывшей Югославии;
  • NetTV Plus – основной оператор интернет-телевидения;
  • United Media – телеканалыSport klub, Cinemania, Ultra, Mini Ultra, Lov i ribolov (охота и рыбалка);
  • СASMedia – крупнейшее агентство по размещению рекламы на кабельном и спутниковом телевидении.

В следующем, 2014 году, KKR укрепляет свое влияние. Через “United Group” он покупает гиганта развлекательной индустрии направления турбо-фолк “Grand Production” и приобретает контрольный пакет оператора кабельного телевидения Черногории BBM. Он становится совладельцем самого популярного информационного сайта Сербии Blic.rs, выкупив 49% акций цифрового подразделения у швейцарской медиа-группы “Ringier”.

И, наконец, KKR запустил собственную региональную телесеть – “N1 TV”, ставшую эксклюзивным партнером CNN, со студиями в Белграде, Загребе и Сараево. Путем этой спорной операции “United Group” объединила производство ТВ-контента с его распространением.

В 2015 году группа создает новый прецедент, приобретя словенский “Tušmobil”. Это первый случай покупки оператором кабельного ТВ оператора мобильной сети. В 2017 году приобретен бизнес “Central European Media Enterprises” (CME) в Хорватии и Словении, в том числе “TV Nova”, самый популярный у хорватов канал, чей вечерний выпуск новостей является самой рейтинговой передачей в стране; а также “РОР-TV”, чья программа “24ur” – главная информационная передача в Словении. Одновременно “United Group” продолжает расширять свою сферу за счет выхода на рынок стационарной и мобильной телефонной связи и поглощения своих конкурентов, в том числе “BHB Сable TV” (Босния и Герцеговина), “M-kabl” (Черногория) и “Ikom” (Сербия).

Кто кого покрывает?

Под руководством Петреуса «финансовые варвары» создали настоящую медиа-империю, причем сделали это очень тихо, избегая внимания общественности. Позже ряд редких, запоздалых и робких расследований все же приоткрыл некоторые детали.

Например, в 2015 году Совет по борьбе с коррупцией Сербии выпустил Доклад о структуре собственности и о контроле СМИ в стране. Этот документ называет первоочередной проблемой непрозрачность структуры собственности в сфере СМИ. В следующем году структура собственности “United Group” стала предметом совместного расследования словенского журнала “Дело” и Проекта по расследованию организованной преступности и коррупции (OCCRP). Их статья «На темной стороне Telemach» наконец позволила жителям региона заглянуть за кулисы cвоего крупнейшего поставщика информации. Они обнаружили там лабиринт из фантомных офшорных компаний как грибы растущих в налоговых раях, чтобы скрыть истинных владельцев и их финансовые каналы.

Полуразоблачение: зицпредседатель - серб

Главной целью этого расследования был серб Драган Шолак. В 2000 году в городе Крагуевац (Сербия) он основал фирму KDS – локального кабельного оператора. Пока его стартап стремительно набирал высоту, превращаясь в 2002 году в SBB, в 2012 году в “SBB/ Telemach” и в 2013 году в “United Group”, он всегда удерживал за собой директорское кресло. В этом не было никакой тайны. Настоящим открытием расследования стало то, что он держал также 20% акций компании, прячась за фирмой «Gerrard Enterprises», зарегистрированной им на острове Мэн в 2001 году.

Этот «король кабельного ТВ», как правило, «недоступный для СМИ», стал акулой бизнеса на фоне экономической разрухи, зарвавшимся нуворишем среди обнищавших соотечественников, со своими частными самолетами, с виллой на Женевском озере и с полем для гольфа, ранее принадлежавшим королю Югославии. (Роскошный образ жизни Петреуса также порождал разговоры, вплоть до статей в “HuffPost” и в “Washington Post”). Серб в регионе, где национальное соперничество до сих пор актуально, фокусник, открывающий по три оффшорные компании в день и прячущий, а затем достающий из рукава миллионы евро – и все это без уплаты налогов – давал немало оснований, чтобы журналисты «Дела» и продолжатели их трудов (“Nacional”, “Jutarnji list”, “Ekspres”...) навели на Шолака свой прожектор. Да и риск был куда меньше, чем идти по следам действительно крупной дичи.

Роль послов США

Попытка «Дела» расплести щупальца структур, владеющих “United Group”, выявило по крайней мере одно: истинные владельцы прячутся за чередой ширм. При этом было не совсем ясно, относится ли Шолак к числу владельцев или ширм.

Шолак работал не в одиночку. Его заокеанские финансисты, в том числе и KKR, владели контрольными пакетами всех его предприятий. Именно они оставляли его во главе “United Group” и с самого начала обеспечивали стремительный рост компании. Об этом говорит телеграмма посольства США в Белграде, опубликованная на сайте Wikileaks. Жаль, что до сих пор на нее не обращали внимания, хотя ее легко найти в Интернете.

Депеша 2007 года полностью посвящена SBB, начиная от заголовка: «“Serbia Broadband” работает во враждебном окружении». Шолак выступает в ней в качестве основного информатора посольства, причем до такой степени, что это порождает вопросы о характере его отношений с американской дипломатией. Автор, посол США в Белграде Майкл Полт, транслирует в Вашингтон озабоченность Шолака, добавив к ней свой отчет о совместных усилиях американских дипломатов и инвесторов по решению проблемы. Их предлог – борьба с доминированием на рынке национального оператора «Телеком», «использующего агрессивные методы и политическое влияние» для защиты своего монопольного положения. Теперь понятно, что посол сам делал именно то, в чем обвинял «Телеком», только в пользу SBB. Телеграмма датирована 1 июня 2007 года, а 27 июня было сообщено об историческом событии – заключении первой в истории ЛБО-сделке в Сербии: приобретении SBB компанией “Mid Europa Partners”.

Кэмерон Мантер, ставший послом после Полта, после ухода с дипломатической работы перешел в “Mid Europa Partners” в качестве советника “SBB-Telemach” во время переговоров с Петреусом в 2013 году. Предшественник Полта, знаменитый Уильям Монтгомери, первый посол США в Белграде после агрессии НАТО в 1999 году и цветной революции в Сербии 5 октября 2000 года, правивший в стране на манер имперaторского проконсула, также был бизнес-партнером Брента Сэдлера. Этот господин, работавший корреспондентом CNN в Белграде во время бомбежек, теперь является президентом “N1 TV”, главного телеканала “United Group”, эксклюзивного филиала CNN в Восточной Европе.

Враги становятся партнерами

Консалтинговая фирма «Montgomery Sadler Matić & Associates» (MSM & associates) объединила очень необычное трио компаньонов: бывший посол США и бывший репортер CNN стали партнерами Горана Матича, министра информации Союзной Республики Югославии в 1998-1999 годах. Аналогичный пост на уровне Сербии занимал в то время Александр Вучич, ставший теперь президентом страны.

Накануне бомбардировок Матич критиковал СМИ, служащие иностранным хозяевам: «Все предельно ясно, раз собственник платит, он и требует распространять определенную информацию». После нападения НАТО, именно он заявлял CNN: «Мы готовы бороться с агрессором». Когда 23 апреля 1999 года ракеты НАТО уничтожили здание Радио-телевидения Сербии, отняв жизни шестнадцати сотрудников, Би-би-си передавала его слова: «Это чудовищное, беспрецедентное преступление». В менее красноречивом репортаже его будущего партнера Сэдлера на CNN эта цитата будет сведена к двум словам: «преступное деяние». Тогдашний британский премьер Тони Блэр возразит, что бомбардировка телестудии была «полностью оправданной». 3 мая 1999 года, на Всемирный день свободы печати, НАТО сравняет с землей еще одну телестудию – Радио-телевидение Нови-Сада.

С тех пор два бывших министра информации развернулись на 180° по отношению к своему прежнему врагу. При этом преображение Вучича было особенно впечатляющим. Его партия позже наняла Монтгомери в качестве советника правительства, а придя к власти, советником правительства сделали Тони Блэра, которого в 1999 году эти же люди считали исчадием ада. Еще в 2005 году Вучич написал хвалебную рецензию на книгу с изящным названием «Тони Блэр, английское пидорское дерьмо» (sic). Бывший националист поддерживает теплую дружбу также и с другими лицами, возглавлявшими агрессию против его страны - Герхардом Шредером и Биллом Клинтоном.

Генералы-инвесторы

Что касается Петреуса, на груди он гордо носит медаль НАТО за бывшую Югославию. В 1999 году в качестве адъютанта он помогал генералу Хью Шелтону, начальнику Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США, в планировании и координации ударов. До возвращения на Балканы в качестве инвестора Петреус уже побывал в регионе в 2001-2002 годах на постах заместителя начальника штаба Сил НАТО по стабилизации (СФОР) в Боснии и Герцеговине и в качестве заместителя командира секретной контртеррористической группы по поимке сербов, которых разыскивал Международный трибунал по бывшей Югославии, до тех пор, пока 11 сентября не изменило приоритеты, превратив джихадистов из союзников США в главного врага. «Именно здесь началась его будущая эволюция», - говорит Фред Каплан в своей биографии «Повстанцы: Дэвид Петреус и попытка изменить американский способ ведения войны» (2013, стр.65).

Его четырехзвездный коллега Уэсли Кларк, главнокомандующий силами НАТО во время бомбардировок Югославии, также перебрался в мир крупного бизнеса (как и генералы Одиерно, Маккристал и Маллен; напомню, что еще в 1961 году президент Дуайт Эйзенхауэр предупреждал об опасности военно-промышленного комплекса). Уэсли Кларк возглавляет канадскую группу “Envidity Energy Inc”, которая ведет спорные переговоры о разработке весьма значительных угольных месторождений в Косово, «освобожденном» его войсками. Петреус же без лишнего шума стал главным переговорщиком фонда KKR в ходе поглощения “United Group” в 2013 году.

Несколько раз он встречался с премьер-министром Сербии Александром Вучичем, как публично, так и в частном порядке.

Миллионы Сороса или секрет взлета

Депеши Викиликс также содержат сведения о ключевом моменте в развитии “United Group”. В 2002 году маленькому стартапу Шолака улыбнулась невероятная удача. Ему удалось привлечь инвестиции в размере 10 миллионов долларов из Инвестиционного Фонда Юго-Восточной Европы (SEEF). Распорядителем фонда была компания “Soros Investment Capital Management”, позже переименованная в “Bedminster Capital Management”, основателем которой был Джордж Сорос.

Этого социально активного миллиардера кое-что объединяет с Крэвисом (из фонда KKR) – по случайному совпадению они являются соседями по виллам на берегу Атлантики, а по менее случайному совпадению разделяют страсть к скупке балканских кабельных операторов.

Именно инвестиции Сороса привели к взрывному росту SBB и к его головокружительному погружению в мутный водоворот международных финансов. После Сороса приходит Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и инвестирует в 2004 году еще 15 миллионов евро. Этот «Европейский» банк, крупнейшим акционером которого являются США, остается совладельцем и соинвестором “United Group” и сейчас, в конце 2017 года.

Фонд Сороса разовьется в SEEF I и SEEF II, которые выступят одновременно покупателем и продавцом при поглощении SBB компанией “Mid Europe” в 2007 году. Эта частная инвестиционная компания, возглавляемая бывшими высокопоставленными должностными лицами Всемирного банка и МВФ, позже похвасталась, что вернула свои инвестиции в тройном объеме благодаря астрономической сумме, выплаченной KKR.

Джорджу Соросу (настоящая фамилия – Шварц) новую фамилию дал его отец-эсперантист. На эсперанто слово «сорос» означает «я взлечу». Хороший посыл для маленького Дьёрдя, а также и для бизнеса Шолака, который он так дальновидно поддержал.

Но кто помог самому Соросу в начале его карьеры? Первоначальные средства для его первой компании, “Double Eagle Fund”, впоследствии переименованной в “Quantum Fund”, были предоставлены Жоржем Карлвайсом из “Banque Privée S.A.” в Лугано, принадлежащего барону Эдмонду де Ротшильду (см. статью, позже удаленную с сайта “Washington Times”). По данным журнала “Time”, «вскоре Ротшильды и другие богатые европейцы добавили ему еще шесть миллионов долларов». Теперь было с чего взлетать, что и подтвердило будущее.

Расточительные инвестиции в убыточные СМИ

Даже финансисты, для которых ничего не свято, соблюдают священный закон получения прибыли. Тем не менее, окупаемость инвестиций KKR в балканские СМИ не просматривается даже в далекой перспективе. Этот сектор переживает такие трудности, что даже ключевые активы, такие как SBB в Сербии и “Nova TV” в Хорватии, из года в год остаются убыточными.

В случае SBB даже астрономические инвестиции KKR в 2013 году не улучшили ситуацию. Напротив, доступные годовые отчеты показывают устойчивый рост убытков в миллионах евро: в 2010 году – 33, в 2011 – равновесие, в 2012 – 10,5, в 2013 – 1,4. Наконец, в 2014 –29, в 2015 – 33 и 35 в 2016 году. Мы видим, что 2016 год стал рекордным по убыткам – 35 миллионов евро.

Объяснение? Покупая СМИ, Петреус покупал влияние. Возникает вопрос – какого инвестора обрадуют слова: «У нас более нет ни миллиарда, который вы вложили, ни обещанной нами прибыли, но зато мы получили влияние на СМИ Восточной Европы»? Вряд ли это осчастливит пенсионеров из пенсионного фонда штата Орегон. А вот среди знакомых Петреуса по Бильдербергскому клубу мог бы найтись тот, кого бы это удовлетворило.

Другое объяснение: завышение расходов для ухода от налогов. Благодаря своему отрицательному балансу SBB за много лет не заплатила ни цента налога на прибыль, несмотря на выручку в 170 миллионов евро в 2016 году. Ущерб бюджету Сербии может достигать десятков миллионов евро.

Государство не лезет в свои дела

Главными жертвами этих сомнительных схем являются граждане – основные создатели богатства, выводимого “United Group” в налоговые убежища, граждане, которые как раз платят налоги. Кроме того, страдает конкуренция – кто может соревноваться с фаворитом, располагающим неограниченными финансовыми возможностями, нулевым налогообложением, транснациональной картелизацией и продукцией CNN? В конце концов, страдают государства, которые отказываются от налогов. Не говоря уже об их обязанности защищать свободную конкуренцию и своих граждан.

Именно государствам следовало бы контролировать KKR. Только они могут пресекать незаконные бизнес-практики и закрывать лазейки в законодательстве.

Но государства предпочитают закрывать глаза. До сих пор все разоблачения медиа-империи KKR исходили от общественных организаций и частных лиц. Что же касается реформ законодательства, то они только расширили лазейки, что показывает доклад Обсерватории СМИ Юго-Восточной Европы (South East European Media Observatory) с красноречивым заголовком «Великие державы адаптировали сербский закон о СМИ под потребности балканского CNN».

Евросоюз как инструмент лоббирования

В 2014 году казалось, что между государством Сербия и KKR неизбежна конфронтация. KKR собирался запустить свой телеканал N1 в собственной сети “SBB Telemach” в рамках своей холдинговой компании “United Group”. В то же время правительство опубликовало проект закона о СМИ. Одно исключало другое, так как закон запрещал дистрибьютору быть создателем контента. Этот запрет выглядел логично: дистрибьютор будет отдавать предпочтение своим каналам в ущерб конкурентам. Несколько лет назад этот принцип был навязан Европейским Союзом сербскому государственному телеканалу РТС, которому пришлось отказаться от своей вещательной сети.

Однако на этот раз мнение Брюсселя было обратным или, точнее, его изменили на обратное в результате лоббирования Европейского банка реконструкции и развития (совладельца “United Group”) и юридической компании “Gide Loyrette Nouel”, нанятой специально с этой целью. После новой встречи с Петреусом премьер-министр Вучич решительно завершил споры: приход N1 в Сербию приветствуется. Государство самоустранилось.

В августе 2014 года парламент голосовал уже за новый текст закона, продиктованный банкирами и адвокатами через Брюссель, вместо оригинала, бывшего результатом выборного процесса и участия граждан. Устранив народ, транснациональная финансовая олигархия выкрутила руки парламенту, который уже и не помышлял о сопротивлении.

Эпилог: Н1 ТВ был запущен в октябре 2014 года. В марте 2017 года кабельный оператор SBB удаляет самый популярный телеканал, государственный РТС1, с первой кнопки. Это место, принадлежавшее РТС1 с самого создания телевидения в стране, он отдал Н1 ТВ.

Влияет ли собственник на свои СМИ?

Когда блок НАТО в 1999 году бомбил РТС, его доводы строились на том, что телевидение неизбежно ведет пропаганду от лица своего владельца. Раз этим владельцем было враждебное государство, а пропаганда является составной частью войны, то НАТО посчитал телевидение оружием в войне и, следовательно, законной целью для удара.

У N1 тоже есть владельцы. В их числе даже генерал, участвовавший в той самой войне. Что касается пропаганды, то сами сообщения о перестановке каналов дают прекрасные примеры манипуляции. Заголовок «Нарастает политическое давление для понижения места N1 в сети SBB» (N1, 2017) намекает, что принадлежащий KKR канал хотят понизить, тогда как на деле он был передвинут выше. N1 также является чемпионом по манипуляциям с цифрами. В 2016 году в своих репортажах канал вчетверо завышал число участников демонстраций, поддержанных американскими неправительственными организациями, тогда как численность протестовавших против НАТО занижалась в 30 раз (sic). На президентских выборах в Сербии в 2017 году телеканал выступал как пресс-служба одних кандидатов, совершенно игнорируя других.

Боец за восприятие

То, как KKR вышвырнул демократию в окно ради своего «балканского CNN», будет представлено Петреусом как «развитие демократических ценностей». Это единственный раз, когда кто-либо из боссов N1 вообще объяснял действия канала, и сделал он это исключительно перед журналистами этого канала. Глазом не моргнув, он отмечал их объективность и независимость.

И если его слова противоречат реальности, то это потому, что перед нами – специалист войн за восприятие.

«В международных отношениях вряд ли есть что-то важнее, чем исторические образы и восприятия, находящиеся в умах людей». Эта цитата открывает первую научную статью Петреуса 1986 года, а также его докторскую диссертацию, защищенную год спустя в Принстонском университете. Еще тогда ученый генерал стал главным сторонником переориентации армии США. Следовало перенести упор с конвенциональной войны на борьбу против повстанцев (по-английски counterinsurgency или COIN) под девизом «завоевать сердца и умы». В 2006 году он изложил свою доктрину в армейском уставе противоповстанческой борьбы (“FM 3-24 Counterinsurgency”), который ознаменовал новый подход к войне. Ирак и Афганистан стали лабораториями, где он проверял свои теории, будучи там главнокомандующим с 2007 по 2011 год.

Когда миссия была выполнена, Петреус мог уходить из армии, где он совершил революцию, сначала тщательно выстроив свою карьеру. Курсантом Вест-Пойнта он ухаживал за дочерью декана, что принесло ему насмешки товарищей и руку юной леди. Затем он продвигался, оставаясь в тени генералов Гэлвина, Вуоно и Шелтона. До сексуального скандала 2012 года он был любимчиком прессы, осыпавшей его хвалебными статьями (на жаргоне американской прессы они известны под нежным названием «минет»). Под его чарами устояли только немногие недоброжелатели, такие как адмирал Фэллон, называвший его «маленьким трусливым жополизом».

Завоевание сердец и умов

Петреус, состоявший в переписке с Марселем Бижаром и увлеченный читатель «Центурионов» Жана Лартеги, открыто признает французские влияния на свои воззрения, в частности, теоретика Давида Галула. Это не помешало его французскому соратнику генералу Морису Дрюару осудить его лозунг «завоевать сердца и умы» как «репрессивный мерчандайзинг над населением» (см. прекрасное исследование французской армии «Завоевать сердца и умы», CDEF, 2010, 57).

Истинный смысл этого выражения определен в армейском уставе FM 3-24 следующим образом: ««Сердца» - означает убедить население, что в его жизненных интересах будет успех сил, борющихся с мятежниками. «Умы» - означает убедить людей в том, что эти силы могут их защитить, а сопротивление им бесполезно. Отметим, что ни в одном случае симпатии населения к оккупационным войскам значения не имеют. Важны не эмоции, а просчитанный личный интерес». Раздел «СМИ и битва восприятий» предлагает почти оруэлловские рецепты: «Тщательно подбирайте слова... Например, является ли противоповстанческая сила освободителями или оккупантами?»

Опытный в двоемыслии такого рода, Петреус упорно говорит о «победе» в Ираке, хотя вторжение привело к бесспорной катастрофе. Страна провалилась в хаос, предлоги, которыми обосновывалась необходимость военным действий, оказались ложными, а заявленные цели так и не были достигнуты. На деле модель противоповстанческой борьбы Петреуса сочетает в себе большую манипуляцию и большое насилие: гражданскую войну, авиаудары, ночные рейды, атаки беспилотников, пытки. Эта реальность почти не освещается в СМИ, которые также, похоже, следуют уставу Петреуса (раздел «Придерживаться единого повествования»).

1986 год был важнейшим годом для Петреуса: он стал теоретиком противоповстанческой борьбы, членом Совета по международным отношениям и познакомился с Джеймсом Стилом, ветераном программы «Феникс» во Вьетнаме. Позднее в прямом сотрудничестве с Петреусом Стил создавал эскадроны смерти и пыточные лагеря в Ираке.

Шпионаж и манипуляции в Сети

В 2010 году Петреус набирает первую армию интернет-троллей (Американская шпионская операция по манипуляции социальными сетями, “Guardian”, 2011). Руководимое им Центральное командование армии США (CENTCOM) объявило конкурс на программное обеспечение для управления виртуалами, позволяющее 50 пользователям управлять 500 виртуалами, «без угрозы обнаружения подготовленным противником».

Через несколько лет такие же действия России попадут в прицел многих журналистов, а вот изначальный американский пример как всегда ими проигнорируется. Так, в статье портала “Obs-Rue89” будут перечислены пять стран, замешанных в подобной деятельности, тогда как США даже не упомянут.

Как военный, Петреус прекрасно понимает, что информационные технологии незаменимы для информационных операций. Будучи начальником ЦРУ, он предупреждал «мы будем шпионить за вами через вашу посудомоечную машину» (“Wired”, 2012). Став медиа-магнатом, он по-прежнему остался воинственным: «Киберпространство – совершенно новое поле войны» (Би-би-си, 2017). Особенно активно он выступает за усиление контроля над Интернетом.

В этом отношении интересно, что KKR контролирует большое количество интернет-компаний, в том числе “Optiv” (кибербезопасность), “GoDaddy” (хостинг), “First Data” (электронные деньги) и, конечно же, интернет-провайдеров “United Group”.

Массовый контроль Интернета англо-американскими разведслужбами, раскрытый Эдвардом Сноуденом, был на пике именно в то время, когда Петреус возглавлял ЦРУ. Это такие проекты, как “Prism”, который обеспечивает прямой доступ к серверам интернет-гигантов Google, Facebook, Apple, Microsoft и др.; или “Muscular” и “Tempora”, непосредственно проникающие в волоконно-оптические кабели.

На Балканах значительная часть интернет-трафика проходит через провайдеров, купленных Петреусом. Сербское исследование «Невидимая инфраструктура – потоки данных» показало, что весь трафик сходится в одной точке: «Если кто-то хочет читать, фильтровать или задержать весь национальный трафик, проходящий через сеть SBB, он сможет сделать это, используя эту единственную точку». Совершенно случайно, эта точка принадлежит именно KKR.

Зачем проникать, если можно просто владеть?

Деньги государственные и деньги частные

Войны Петреуса повлекли за собой значительные издержки не только в плане человеческих жизней, но также и для налогоплательщиков. Эти затраты измеряются уже не миллиардами, а неслыханными ранее триллионами долларов.

Беспрецедентные суммы были также получены частными компаниями («Частные подрядчики заработали 138 миллиардов долларов на войне в Ираке», “Financial Times”, 2013) как за гражданские услуги (Halliburton-KBR), так и за военные (Blackwater) и разведывательные (Bell Pottinger). Война оказалась приватизирована, отсюда раздел «Многонациональные корпорации и частные подрядчики» в армейском уставе Петреуса.
В качестве главнокомандующего Петреус уже располагал колоссальными средствами и напрямую работал с частными корпорациями. Но кто действительно командует, когда первая военная держава залезает в чрезмерные долги для оплаты своих войн: командующий или тот, кто его финансирует?

Повышение: из генералов в финансисты

Всю свою жизнь Петреус строил карьеру, обхаживая представителей высшей власти. Его переход с вершин армейских и разведывательных структур в ранг финансиста обычно рассматривается как своего рода отставка или пенсия. Мы же видим в этом скорее повышение по службе.

Карьера Дэвида Хауэлла Петреуса идет по все той же восходящей линии и в одной сфере: манипуляции восприятием. Его пример показывает радикальное изменение в информационном мире. До него никто не мог вообразить бывшего шефа разведки во главе СМИ, тем более в той стране, которую он помог уничтожить. Этот вражеский генерал, начальник секретной службы и специалист по пропаганде, навязал себя СМИ подвергнувшейся бомбежке нации под предлогом обеспечения объективной информации. Потрясающий ход! Но ничто не шокирует завоеванные сердца и умы.

Crédit photo : Darren Livingston via Wikimedia (cc)

Ce contenu a été financé par les donateurs de l'OJIM

Ce portrait a été financé par les donateurs de l'OJIM

Aider l'Observatoire du journalisme, c’est contribuer au développement d’un outil indépendant, librement accessible à tous et à votre service.

Notre site est en effet entièrement gratuit, nous refusons toute publicité et toute subvention - ce sont les lecteurs/donateurs qui assurent notre indépendance. En donnant 100 € vous financez un portrait de journaliste et avec l'avantage fiscal de 66% ceci ne vous coûte que 33 €. En donnant 200 € vous financez un dossier. Vous pouvez régler par CB, par PayPal, par chèque ou par virement. Rejoignez les donateurs de l'Ojim ! Nous n'avons pas d'autres sources de financement que nos lecteurs, d'avance merci pour votre soutien.

32% récolté
Nous avons récolté 635€ sur 2.000€. Vous appré­ciez notre tra­vail ? Rejoignez les dona­teurs de l’Ojim !

Suivez-nous sur les réseaux sociaux

Téléchargez l’application

L'Ojim sur iTunes Store